И Шри Нитьянанды Прабху 31 страница  

И Шри Нитьянанды Прабху 31 страница

—Я обнищал и утратил все свое благочестие, — с мольбой в голосе Ванамали рассказывал о себе, — и поэтому пришел сюда, ища помощи у Господа. Я уверен, что Вишвамбхара не кто иной, как Сам Бог. Увидя Его, вместилище всего трансцендентного знания, я обрету в сердце покой и духовное совершенство. Принимая лекарство, можно избавиться от болезни, точно так же увидя Господа Гаурангу, я освобожусь от страданий.

Господь Вишвамбхара с состраданием посмотрел на брахмана и его сына.

—Джая Шри Хари! — пропел Он, благословляя их сокровищем Кришна-премы.

И тут же Ванамали и его мальчик стали танцевать в экстазе, от их страданий не осталось и следа. Господь Гауранга — океан милости, лучший друг страждущих.

На следующий день Гауранга, лучший из танцоров, танцевал в кругу преданных. Каждое Его движение выражало радость. Ванамали с сыном, как зачарованные, не могли оторвать глаз от этого необычайного зрелища. Вдруг Гауранга предстал прекрасным юным мальчиком, чье тело цвета грозового облака. Он был одет в яркие желтые одежды, в руках держал флейту, волосы украшало павлинье перо. Все спутники Гауранги проявили облик мальчиков-пастушков Враджа. Ванамали увидел Радхарани и Шьямасундару в живописном гроте Вриндавана. Он видел Гирираджа-Говардхан, реку Ямуну, Бахулаван, Бхандираван, Мудхуван и другие удивительные места Враджа. Он увидел коров, гопи, пастухов, Гопала и деревья желаний. Поняв, что это Сам Модана Гопал пришел сейчас в Навадвипу, Ванамали и его сын, бессильные перед охватившим их экстазом, без сознания упали на землю.

Когда Ванамали очнулся, он подхватил свое дхоти и стал прыгать, безумно крича: «Кришна! Кришна! Кришна!» Махапрабху, смеясь, остановил Свой чудесный танец, и кто-то успокоил брахмана.

Так Господь Гауранга освобождал души от последствий их греховной деятельности и одаривал любовью к Богу. Его украшала божественная гирлянда, на висках была свежая сандаловая паста, — Он всегда был свободен от привязанности к этому материальному миру. Гаурахари, подобный драгоценному камню Вайдурья, верховный повелитель, низошел в мир ради блага каждого живого существа, всем раздавая Кришна-прему.

Однажды в дом матери Шачи постучал странствующий монах, прося милостыню. Господь в это время пел и танцевал. Увидя Гаурангу в таком удивительном танце, монах позабыл, куда и зачем шел. Он стал танцевать вслед за Господом. Глаза горели, он смеялся и счастливо подпевал, потому что на него низошло величайшее благословение любви к Кришне. Этот сладкий нектар завладел его сердцем.

А в другой раз к ним зашел астролог. В те времена было обычным, если почтенный брахман шел от двери к двери, делясь с домохозяевами своими глубокими познаниями в астрологии, Аюр-Веде и других науках, потому что обучать других — обязанность истинных брахманов.

Господь Гаурасундара, увидев перед Собой настоящего брахмана, встретил гостя очень почтительно и тепло. По своим толстым книгам и картам звездного неба он мог прочитать прошлое, настоящее и даже заглянуть в будущее.

—Ты не мог бы сказать Мне, кем Я был в прошлом рождении? — спросил его Гаура.

И астролог с готовностью занялся подсчетами. Прошел час. Он продолжал копаться в своих книгах, полностью погруженный в размышления. Вдруг перед ним открылось ослепительно сияющее духовное небо. Там, посреди бесчисленных планет Вайкунтх, пребывал сверкающий неописуемой красотой и блеском Верховный Господь. «О Боже! Передо мной сама Верховная Личность Бога — Абсолютная Истина!» Астролог растерялся. Он откинулся назад, взгляд широко открытых глаз остановился на стоявшем перед ним невинном юноше. В великом изумлении он продолжать молчать, не в силах вымолвить ни слова.



Гауранга с улыбкой повторил Свой вопрос. Звук Его голоса заставил астролога очнуться от оцепенения. Он еще раз внимательно посмотрел на Гаурангу, а потом очень серьезно сказал:

—О господин, в Своем прошлом рождении Ты был прибежищем всего творения, Верховной Личностью Бога, вместилищем всех богатств. И сейчас Ты — та же самая Личность Бога. Твоя природа — это непостижимое вечное блаженство.

Господь лишь покачал головой в ответ на такие возвышенные слова. Лицо Его при этом сияло лукавой улыбкой.

—Я думаю, что ты плохо представляешь себе, кто Я на самом деле, — возразил Он. — Я знаю, что в прошлом рождении Я был пастушком. Я вырос в деревне, в семье пастухов, и заботился о телятах и коровах. За это теперь Я родился брахманом.

Словно не слыша, астролог ответил:

—Я увидел богатства духовного мира. У меня нет никаких сомнений в том, кто Ты. Каким бы Ты ни был и кем бы Себя ни называл — я с огромной любовью и почтением склоняюсь перед Тобой!

* * *

Закончив танцевать, Гауранга почтительно поклонился — сделал полный дандават. Преданные вокруг счастливо повторяли «Хари! Хари!» В это время к ним подошел какой-то брахман. Пробравшись к Господу, он коснулся Его лотосных стоп. Гауранга сразу почувствовал Себя несчастным. Тяжело дыша от гнева, Он поднялся на ноги. Ни слова не говоря, Господь побежал к Ганге и прыгнул, скрывшись в ее быстрых водах. Преданные, как безумные, бросились в реку вслед за Ним, но Гауранги нигде не было.

Жители Надии испугались, все плакали от горя. Шачимата кричала, как безумная, на берегу, зовя сына, а потом сама чуть не прыгнула в Гангу. Люди удержали ее, и она со стоном повалилась на землю.

Не в силах выносить страданий матери Шачи, Нитьянанда Авадхута нырнул и вытащил Гаурангу на берег. Шривас, Шукламбара, Мукунда, Харидас и другие близкие спутники вновь обрели жизнь. Они плакали от счастья, снова видя прекрасное лицо Гаурачандры. Шачимата посадила сына к себе на колени. Он был самой ее жизнью. Жители Навадвипы забыли все свои печали и стали расходиться по домам.

Гаурангу проводили в дом к Мурари Гупте, но оттуда Он ушел к Виджаю Мишре. Рано утром на следующий день Он один пошел на северный берег Ганги, никто не понимал Его бесцельной прогулки. Преданные смиренно спросили:

—Вишвамбхара, будь милостив, перестань гневаться. У Тебя много слуг, и случайно один из них оскорбил Тебя. Прости этого брахмана, который коснулся Твоих стоп. Ты воплощенное сострадание, так будь же милостив к нам! Почему Ты так поступаешь? Как понять Твое сердце? Почему Ты так холоден? Господь Гауранга, пожалуйста, вернись домой. Развей нашу печаль, яви милость к Своим слугам!

Слушая эти смиренные мольбы, Гауранга смягчился, Его сердце преисполнилось любви. В радостном настроении Он вернулся домой и снова стал славить Господа Кришну. Вся Надия возликовала, узнав о возвращении Господа.

Вскоре после этого случая Гауранга пришел к Шривасу Пандиту. Шривас, Харидас и другие преданные сидели рядом с Господом, не сводя глаз с Его лучезарного лица.

—Слушайте все, — сказал Махапрабху, — Я раскрою вам сердце. Вы говорите, Я поступаю против вашей воли. Но юность, отец, мать, жена, сыновья, дом, богатство и последователи — ложные и бесполезные ценности до тех пор, пока не заняты в служении Абсолютной Истине, Шри Кришне. Материальное бытие только жжет Мне сердце. Хотя Я обрел столь редкое человеческое рождение, Я не имею желания служить Кришне. Каждый мужчина или женщина должны служить Господу Кришне. Поэтому недалеко то время, когда Я оставлю Свою мать и отправлюсь в далекие странствия.

—О Вишвамбхара, — отозвался Мурари, — Твои слова вызывают в моем сердце величайшую боль. Мне кажется, я умираю. Зачем Ты оставишь нас? Никто не говорит о Тебе плохо.

Махапрабху тепло обнял Мурари, что вызвало в нем бурю экстаза. Дрожа всем телом, он прочитал из «Шримад-Бхагаватам» слова брахмана Судамы, обращенные к Господу Кришне: «Кто я? Я греховный бедный друг брахмана. А кто Кришна? Верховная Личность Бога, исполненная шести достояний. И все же Он обнял меня обеими руками!»

Услышав этот стих, Гауранга проявил Себя Верховным Господом, сияя, как миллионы солнц. Он взошел на божественную асану и сказал сладким голосом:

—Я всеблагой Господь, не думайте иначе!

Глядя на Господа, преданные одновременно чувствовали экстаз и изумление. Шривас Пандит омыл Гаурангу водами Ганги и совершил полное поклонение. Господь был очень доволен его преданностью. Все остальные радостно пели славу Господу Хари. Господь Гауранга счастливо танцевал, глядя на сияющие лица преданных.

* * *

Господь Вишвамбхара, океан сострадания, был идеальным духовным учителем, давая наставления всему миру. Всех Он заливал према-бхакти, обучая Своих последователей собственным примером.

Однажды Он собрал вокруг Себя Адвайту Ачарью, Шриваса, Харидаса, Мукунду, Гададхару, Шукламбару, Раму, Нарахари, Рагхунандану, Шри Мукунду, Васу Гхоша, Джагадананду и остальных и затеял уборку храма. Подвязав дхоти и убрав назад волосы, Господь взял в руки веник и совок и пригласил преданных помочь Ему вычистить храм. Никто прежде не слышал такого удивительного случая. Гауранга позвал и остальных людей присоединиться к преданным и убрать храм Кришны. Так Он учил мир, как служить Господу.

Никто кроме Гауранги не давал еще Кришна-прему — любовь и преданность Верховной Личности Бога, и поэтому все должны предаться и служить лотосным стопам Гаурахари. В разные века являлось множество воплощений Верховного Господа, но ни одно из них не может сравниться с Вишвамбхарой. Разве не удивительно видеть, чтобы Верховный Господь Сам взял в руки веник и пошел от двери к двери, учить людей, как служить Всевышнему?!

Не делая никаких различий, Он всем раздавал богатство Вриндавана. Вишвамбхара, сын Шачиматы, освобождал людей, давая им трансцендентную любовь к Богу. Это выше всяких религий или безбожия. Даже Брахма, Шива, Лакшми и Ананта жаждут получить такую прему. О братья! Испейте славы Гауранги, не отвергайте ее! Это единственная лодка, на которой вы пересечете океан материальных страданий.

* * *

Восседая на божественной асане, Гауранга прославлял санкиртана-ягью, воспевание святого имени:

—Все писания прославляют воспевание святого имени Господа. Это суть дхармы, особенно в век Кали. Истина эта открывается в пятой Веде — Махабхарате и Пуранах — пятью устами Господа Шивы.

Нарада, играя на своей вине и танцуя, всегда прославляет санкиртана-ягью вместе с Шукадевой Госвами и Санат Кумаром. Во Вриндаване Радха и Кришна танцуют с подружками-гопи в экстазе санкиртана-ягьи. Санкиртана есть и на Голоке. Господь Шива прославляет санкиртана-ягью, супружескую любовь, хотя сам не в силах достичь такой чистоты. Вот эту любовь Я принес в Кали-югу.

Человек обретает просветление, воспевая имена Бога: Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе. Господь являет Свою милость в Кали-югу через звук. Звук имен Господа Хари приносит наслаждение всей Вселенной. Наслаждайтесь этим звуком, как чистым топленым маслом. Пройдя через уши, он проникнет в сердце, и человеческое сердце превратится в огонь, сияющий огонь бхавы — любви к Кришне.

Эта божественная любовь проявится в теле в минуты высочайшего экстаза — плачь, дрожь, мурашки по коже. Чистым сознанием Кришны насладится человек, свободный от всех грехов. Он будет петь и танцевать в безудержной радости. С этих пор он уже не привязан к четырем видам освобождения, они кажутся ему настоящим проклятием.

Все вайшнава-ачарьи сидят вокруг этого жертвенного огня, даруя свои благословения. Знайте, что санкиртана-ягья — это лучший способ поклонения Богу. Совершая санкиртану, вы получите величайшее сокровище — Кришна-прему. Нитьянанда Авадхута хозяин этой сокровищницы премы, а Гададхара — ее хозяйка.

Адвайта Ачарья прочно установил на Земле санкиртана-ягью, призвав Меня в материальный мир. Вместе со Своими преданными — Шривасом, Нарахари и другими — Я распространяю движение санкиртаны. Возьмите эту санкиртану и несите ее от двери к двери. Пусть все падшие и греховные — освободятся!

Преданные плакали в ответ и припадали к лотосным стопам Господа, а Гауранга с любовью обнимал их.

* * *

Послушайте о славе Нарахари Саракары Тхакура, близкого спутника Гауранги, чьи добродетельные качества не знают границ. Лочан дас, став его учеником, писал в «Чайтанья-мангале» о своем духовном учителе: «Мой гуру — Шри Нарахари дас Тхакур, пользовавшийся большим влиянием среди аюрведических врачей. Он безгранично наслаждается Кришна-премой, и не знает ничего кроме Кришны. Ученикам своим он говорил только о любви к Кришне. Во Вриндаване это Мадхумати, хранительница меда, она очень дорога Шримати Радхарани. В Кали-югу Мадхумати-сакхи пришла вместе со Шри Гаурасундарой под именем Нарахари. У него хранятся ключи от сокровищницы любви к Радхе-Кришне».

Нарахари родился в Шри Кханде, все жители которой стали могучей ветвью на древе любви Господа Чайтаньи. Однажды Нитьянанда Прабху появился в Шри Кханде и сказал Нарахари:

—Чудесно! Мы знаем, кто ты. Где же мед?

Мадхумати-сакхи в Кришна-лиле подает Шри Шри Радхе-Говинде и всем Их спутникам мед. Нарахари сразу же пошел на пруд и принес оттуда кувшин, полный воды, которая прямо на глазах превратилась в мед. Нитьянанда Прабху со всеми Своими спутниками с явным удовольствием выпил этот мед, а потом все стали петь и танцевать, словно на берегу Ямуны во Врадже.

Нарахари был опытным певцом и поэтом, сложившим много песен об играх Гауранги и Нитьянанды. Он был единственным преданным, который обладал правом петь Гаура-киртану в присутствии Господа. Если кто-нибудь другой начинал открыто прославлять Гаурангу или воспевать Его святое имя, Гаура немедленно затыкал уши, приговаривая: «Вишну! Вишну! Вишну!» Однако Нарахари пользовался необычайной привилегией, воспевая славу Гауранге с непередаваемой любовью, нектарно сладкими словами описывая Его трансцендентную красоту.

У Шри Нарахари были братья Мадхава дас и Шри Мукунда дас и племянник Рагхунандана, сын Мукунды. Жили они в родной деревне Шри Кханда и с великой любовью поклонялись Господу Гопинатху. Однажды Мукунду неожиданно отозвали из дома, и он, уходя, объяснил сыну, как служить Гопинатху весь сегодняшний день:

—Этому божеству поклонялся мой отец и его отец, и отец его отца в течение многих-многих лет. Как наша мать каждый день кормит тебя и меня, точно так же каждый день нужно кормить и Господа Гопинатха.

Объяснив Рагхунандане, что служение Господу очень ответственно и что он должен совершать его внимательно и с любовью, Мукунда ушел. Рагхунандана, помня каждое слово отца, собрал все необходимое для поклонения божеству и вошел в алтарную комнату. Ему было не более пяти лет. Каждым движением подражая отцу, он предложил угощение Господу Гопинатху. Но увидя, что тарелка осталась нетронутой на алтаре, Рагхунандана расстроился. Со слезами на глазах он стал бесконца просить Гопинатха:

—Пожалуйста, поешь! Пожалуйста, поешь!

Господь был очарован искренними мольбами мальчика, который делал все с такой любовью и, пока мальчик молился, незаметно съел все, что лежало на тарелке.

Вечером домой вернулся отец и спросил Рагхунандану:

—Ты сделал, что я тебя просил?

—Да, — ответил мальчик.

—Тогда принеси мне немного прасада.

—Прасада? Но я предложил все Гопинатху, как ты велел, и Гопинатх все съел. Что же я принесу тебе?

Мукунда был совершенно сбит с толку. «Мой сын никогда раньше не лгал, — подумал он, — я не могу поверить, что он все съел. Удивительно, что же произошло?» Его разобрало такое любопытство, что на другой день Мукунда снова попросил Рагхунандану предложить Гопинатху прасад. Он вышел из дома, а потом незаметно вернулся через другую дверь и спрятался. Рагхунандана был счастлив снова послужить Гопинатху и принес поднос с приготовленными блюдами в алтарную комнату. Как и в прошлый раз, он стал горячо молить Гопинатха съесть предложенную пищу. Когда Мукунда выглянул из своего убежища, Господь уже съел половину ладду. Гопинатх не стал скрывать, что ест, но половину ладду оставил на тарелке.

Видя это, Мукунда в экстазе подхватил сына на руки и посадил себе на колени. Он прославлял возвышенные качества Рагхунанданы, и голос его дрожал от волнения, слезы безудержно катились из глаз.

Те, кто достаточно удачлив, и сегодня могут увидеть кусочек недоеденного ладду в лотосной руке Гопинатха. В Кришна-лиле во Врадже Рагхунандана был Кандарпа-манджари, а в играх в Двараке — Кандарпой, сыном Господа Кришны.


\

Глава 24 ТЕАТРАЛЬНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
Ч

андрашекхара Ачарьяратна был мужем родной сестры Шачи и приходился Гауранге дядей по матери. Вместе с другими жителями Шри-хатта он в свое время пришел в Навадвипу и стал жить на берегу Ганги по соседству с Джаганнатхой Мишрой, ожидая явления Верховного Господа, о котором вместе с другими вайшнавами ежедневно молился.

В тот день, когда родился Нимай, Чандрашекхар и его жена были в доме Джаганнатхи Мишры, и все последующие годы они принимали непосредственное участие в воспитании мальчика. Не раз они забирали Нимая к себе, потому что своих детей у них не было. Супруги относились к Нимаю, как к родному сыну. Когда Джаганнатха Мишра неожиданно покинул этот мир, Чандрашекхар принял на себя заботы о его осиротевшей семье. Шачимата всегда советовалась с ним, прежде чем решиться на какой-то ответственный шаг.

Теперь, когда Нимай вырос, Чандрашекхар Ачарьяратна стал ближайшим спутником Гауранги в Его движении санкиртаны. Дом Чандрашекхара, так же как и дом Шриваса Тхакура, превратился в духовную планету Вайкунтху, потому что Верховный Господь Гаурасундара являл здесь Свои трансцендентные игры.

Однажды Господь Вишвамбхара сказал Своим преданным, что Ему хотелось бы поставить танцевальную пьесу. Он позвал Буддхиманту Кхана и попросил:

—Подготовь в доме Чандрашекхара сцену для танцевальной драмы и позаботься о костюмах: достань ракушечные браслеты, шелковые сари, украшения и все прочее для участников. Гададхара Пандит будет играть роль Рукминидеви, а Брахмананда станет ее пожилой наперсницей Супрабхати. Нитьянанда будет играть роль моей старой бабушки, а Харидас станет сторожем, который всех будит по утрам. Шривас сыграет Нараду Муни. Когда Шрирам в роли брахмана будет возвращаться с реки, совершив омовение, Шриман передаст ему факел. Так что, Буддхиманта, поскорей устрой все, Я хочу танцевать.

Буддхиманта очень оживился и счастливо занялся необходимыми приготовлениями. Он натянул навес, специально для таких случаев сшитый в Катхиаре, огородил место и поставил сцену. Он достал также различные костюмы и разложил их перед Господом. Шри Вишвамбхаре все понравилось, и Он сказал:

—Сегодня Я буду танцевать танец супруги Верховного Господа, однако увидят наше представление лишь те, кто умеет держать себя в руках и не дает волю чувствам. Больше никого не впускайте.

Как только преданные услышавли, что Господь Вишвамбхара будет танцевать в одеждах Лакшмидеви, среди них воцарилось радостное возбуждение, сменившееся, однако, разочарованием, стоило им услышавть последнюю фразу. Первым отозвался Адвайта Ачарья — он взял палку и начертил на полу прямую линию.

—Я не увижу сегодня танца Господа, — со всей серьезностью сказал он, — потому что не отношусь к тем, кто управляет чувствами.

Шривас Пандит присоединился к нему:

—Да, и я тоже.

Господь Чайтанья слегка улыбнулся:

—Но если вы не придете, для кого Я буду танцевать?

Он немного подумал и добавил:

—Не печальтесь. Сегодня все вы уподобитесь самым совершенным и всегда невозмутимым йогам. Тень заблуждений не коснется вас, когда вы увидите Мой танец.

Адвайта Ачарья и Шривас Пандит повеселели. Вместе с другими вайшнавами они последовали за Гаурангой в дом Чандрашекхара Ачарьи. Посмотреть пьесу Господа Чайтаньи, которая, как говорили все преданные, обещала быть бесподобной, пришла и Шачи, а также Вишнуприя и остальные родственники — всем хотелось увидеть Гаурангу в роли Лакшмидеви. Чандрашекхар Ачарья был, без сомнения, необычайно удачливой душой, раз Господь Чайтанья явил в его доме столь удивительные игры.

Гауранга сел вместе с участниками пьесы распределить роли. Адвайта Ачарья, смиренно сложив руки, все время спрашивал:

—А какую роль Ты мне дашь?

—В твоем распоряжении все роли. Выбирай, какую захочешь.

Адвайта Ачарья растерялся, кого же ему играть, на лице у него появилось обычное выражение блаженства, и он стал танцевать по кругу, паря в облаках экстаза. Мукунда начал мелодичную Кришна-киртану, которую тут же подхватили все вайшнавы. Его чистый голос звучал мягко и завораживающе: «Рама, Кришна, Хари, Гопала, Говинда».

Первым на сцене появился Харидас Тхакур, одетый сторожем. На голове у него был завязан тюрбан, а талию плотно перетягивал широкий пояс. С палкой в руках он сердито обратился к публике, тряся огромными свисающими усами:

—Слушайте! Слушайте! Смотрите внимательно, не спите! Господь и душа Вселенной, Шри Гаурахари, сейчас будет танцевать как Лакшмидеви!

Он крутил своей палкой, а его тело била дрожь от неизмеримого чувства любви к Кришне, голос волновал и пробуждал в слушателях такие же духовные чувства. Наконец он громко и даже с некоторой торжественностью объявил:

—Поклоняйтесь Господу Кришне! Служите Ему! Повторяйте Его святые имена!

Зрители разразились громким смехом, глядя на это новое обличье Харидаса, и прямо из зала спрашивали:

—Кто ты? Что ты тут делаешь?

—Я сторож Вайкунтхи, — важно ответил Харидас Тхакур. — Я путешествую повсюду, пробуждая в сердцах любовь к Господу Кришне. Верховный Господь покинул Свою вечную обитель Вайкунтху и пришел сюда, чтобы всех без исключения сполна одарить любовью к Богу. Сегодня Он будет танцевать в наряде Лакшмидеви, а вы не будьте глупцами, с жадностью собирайте любовь к Богу, которую Он будет раздавать!

Сказав это, он самодовольно закрутил усы и прошелся по сцене, громко вызывая своего партнера Мурари Гупту. Оба были любящими слугами Кришны, сердца их, без сомнения, были вечной обителью Господа.

Затем на сцену вышел Шривас Пандит, переодетый Нарадой Муни, он выглядел очень радостным. У него была длинная белая борода, а тело украшено мелкими точками сандаловой пасты. На плече он нес вину, а в руках держал траву куша. Выйдя на середину сцены, он огляделся вокруг. За ним следом появился Рамай Пандит с соломенной подстилкой в руках и сосудом для воды — лотой. Затем Рамай расстелил подстилку, приглашая Нараду сесть. Глядя на эту сцену, зрителям казалось, что перед ними появился настоящий Нарада Муни.

Преданных так впечатлил облик Нарады, что все в восторге стали смеяться. Но Адвайта неожиданно громко и сердито спросил:

—Кто ты такой? Зачем пришел сюда?

—Слушайте внимательно мой рассказ. Мое имя Нарада, я певец. Я пою о Кришне, путешествуя в безграничных пространствах космоса. В поисках Кришны я пришел на Вайкунтху, но там мне сказали, что Кришна сейчас в Навадвипе. Я заметил, что дома жителей Вайкунтхи опустели, — там никого не было! Мне не хотелось оставаться в таком заброшенном месте, пусть это была и Вайкунтха. Помня о моем Господе, я пришел сюда. Сегодня мой Господь будет танцевать здесь в наряде Лакшмидеви, поэтому вы и видите меня.

Когда Шривас замолчал, ни у кого из собравшихся вайшнавов не осталось и капли сомнения в том, кто стоял перед ними. Сама речь, взгляд, движения и характер Шриваса выдавали в нем Нараду Муни. Преданные приветствовали его громкими аплодисментами.

Среди других благочестивых и целомудренных женщин сидели рядом Шачимата и Малини, жена Шриваса Тхакура. Все наслаждались нектаром любви к Кришне, который лился со сцены.

—Это Пандит, твой добродетельный муж? — спросила мать Шачи.

—Конечно, — смиренно ответила Малини.

Шачидеви, мать Вселенной, так удивилась и обрадовалась появлению Шриваса, что потеряла сознание. Все изумились ее восторгу. Женщины окружили Шачимату, в самое ухо громко повторяя Харе Кришна, и она стала медленно приходить в себя. Воспевание святого имени вызвало в ней такое сильное духовное беспокойство, что женщинам трудно было удержать ее. Зрители в зале и за его пределами были охвачены удивительными духовными переживаниями и плакали, забыв обо всем.

За кулисами Господь Вишвамбхара заканчивал туалет, когда вдруг Им овладели чувства юной Рукминидеви. Господь забыл о Себе, ощущая Себя прекрасной принцессой Видарбхи. Он сел писать Кришне письмо, моля о помощи, но слезы катились у Него по щекам, и Он только испачкал в чернилах бумагу и пальцы. Наконец Он написал семь стихов письма Рукмини к Кришне из «Шримад-Бхагаватам». Зрители слушали эти строки со слезами на глазах. А теперь послушайте, как декламировал и объяснял эти стихи Верховный Господь:

—О мой бесценный, когда я слушаю рассказы о Тебе, все невзгоды, которые жгут меня, как огонь, исчезают. Увидеть Твой чарующий лик — редчайшее сокровище в этом мире; его обретают лишь по милости Господа, получая трансцендентное видение. О благородный царь Яду, Твоя слава вызывает в моем сердце желание приблизиться к Тебе. Какая целомудренная женщина в этой Вселенной сможет устоять перед красотой Твоих лотосных стоп, если ей выпадет удача хоть раз поклониться Тебе? Без Тебя образование, происхождение, добродетельный нрав, богатство, красота, хорошие манеры и дом — все кажется пустым и бесполезным. О Верховный Господь, прости мне такое бесстыдство, но я не в силах более удерживать свое истомившееся сердце, жаждущее встречи с Тобой. Я жажду обрести Твои лотосные стопы и отдаю Тебе ум, разум и саму жизнь. Будь добр, назови меня Своей женой и прими как преданную служанку, избавляя тем самым от жалкой участи стать женой Шишупалы. О Господь, я мечтаю стать Твоей собственностью, ибо то, что достойно льва, не может достаться шакалу. Я поклонялась богам, совершала аскезы, почитала брахманов и гуру, служила лотосным стопам Ачьюты, Вишну. Так пусть же теперь Господь, который держит в руках булаву, станет моим вечным господином, чтобы Шишупала больше не грозил моей жизни. Это единственное благословение, о котором я молю. Назавтра назначена свадьба, поэтому откладывать нельзя. Приезжай немедленно, и незамеченным пройди во дворец, собрав свой отряд. Силой и доблестью спаси меня из рук царей-демонов — Чеди, Шалвы и Джарасандхи.

Для Тебя это будет прекрасной возможностью явить свою доблесть кшатрия, потому что жену Твою не должен осквернить Шишупала. Увези меня от друзей и родственников, но будь осторожен, не навреди никому. Я придумала план, как это сделать, и предлагаю его Твоим лотосным стопам. По традиции в нашей семье невеста накануне свадьбы посещает храм Дурги. И для Тебя это подходящая возможность, но постарайся не поранить моих друзей. Прости, мой Господь, если я говорю оскорбительно. Пыль с Твоих лотосных стоп покрывает всех полубогов и богинь, даже Господь Шива жаждет осыпать ею свое тело, и если я не обрету ее, клянусь, я расстанусь с жизнью. О мой лотосоокий Господь, милостиво послушай. Я пронесла это желание через многие жизни, я жажду обрести пыль с Твоих лотосных стоп.

Ты внимательно меня слушал, о брахман? А теперь поспеши к Кришне, отнеси послание и попроси Его за меня!

Так Господь проявлял чувства Рукмини, заставляя преданных плакать и смеяться от великой любви к Богу. Дом Чандрашекхара гудел от ликующих звуков имени Господа Хари. Харидас продолжал играть роль сторожа, никому не давая заснуть. А Шривас Пандит играл Нараду Муни, не прерывая пения и танца. Так на веселой ноте закончилась первая сцена.

Вторая сцена началась выходом Гададхары Пандита в сопровождении пожилой наперсницы, которую играл Брахмананда. Брахмананда с палкой в одной руке и прижатой к груди корзиной в другой был так хорошо загримирован, что его никто не узнавал. С плеч, словно накидка, свисала драпированная сетка.

—Кто ты? — спросил Харидас.

—Мы направляемся в Матхуру, — скрипучим голосом ответил Брахмананда.

—А где ваши мужья? — с недоверием допытывался Шривас Пандит.

—Зачем тебе знать? — осмелев, ответил Брахмананда.

—А что плохого я сказал?

—Да, да, — ничего не ответил Брахмананда, тряхнув головой.

—Где мы остановимся сегодня? — спросил свою старую попутчицу Гададхара Пандит.

—А ты не позаботилась об этом?

—Ах, это так сложно, что не стоит даже говорить, — со вздохом ответил Гададхара, — нам пора уходить отсюда.

—Что за нужда в этих расспросах?! — крикнул из зала Адвайта Ачарья. — К чужим женам нужно относиться как к своим матерям, что за праздное любопытство? Мой Господь очень любит пение и танцы, так лучше танцуйте, и вы получите прекрасное вознаграждение!

Гададхара восторженной улыбкой встретил слова Ачарьи и, довольный, начал танцевать. В одеждах Лакшмидеви Гададхара танцевал восхитительно, так что преданные стали петь в такт его красивым движениям. Глядя на экстатический танец Гададхары, никто не мог сдержать слез. Гададхара сам обливался слезами любви к Богу, и счастливая мать Земля благодарила его за это. Казалось, глаза его стали источником матери Ганги, трансцендентной энергии Господа Кришны. Гауранга, опьяневший от танца Гададхары, твердил только: «Гададхара — Моя жена с Вайкунтхи». Все собравшиеся — как актеры, так и зрители — по милости Гауранги были счастливы от любви к Богу.

Громко звучало имя Господа Хари, все обливались слезами любовного экстаза. А Гададхара Пандит в состоянии гопи продолжал танцевать.

Но тут на сцене появился Господь Вишвамбхара в одеждах вечной возлюбленной Господа — Шримати Радхарани. Он шел вслед за Господом Нитьянандой, который играл роль бабушки Паурнамасьи, хрупкой согнутой старушки, хитро поглядывавшей на свою юную спутницу. Во всем ее облике сквозила экстатическая любовь к Кришне. Вайшнавы приветствовали обеих громкими ликующими аплодисментами.


3690652056956777.html
3690696517744772.html
    PR.RU™